СЕМЬ ЛЕТ С КРЕСТОМ НА КОЛЁСАХ

 28 апреля работники «скорой помощи» отмечают свой профессиональный праздник. И когда мы в редакции наткнулись на эту дату в календаре, то задумались: что же можно написать о «скорой». Дело нужное и важное, но как же много претензий к «скорой» у беловчан! Кого-то мелочно злит, что врачи не разулись, входя в квартиру. К кому-то с давлением вместо «скорой» прислали участкового врача (недавно «БВ» пояснял, в каких случаях это законно). А у некоторых вопросы и посерьёзнее: они уверены, что врачи «скорой» не смогли спасти близкого человека… Подумали мы и решили сделать не праздничный, а будничный материал – о человеке, который просто старается честно работать и спасать людей в меру сил своих. И, кажется, нашли такого. У Виталия ВОРОБЬЁВА семь лет того, что в «скорой» называют «колёсным стажем».

Начал он работать на линии простым водителем, потом к удивлению товарищей решил стать медбратом. Сейчас он уже фельдшер. О своей работе, не всегда благодарной, но полезной, он рассказал корреспонденту газеты «Беловский вестник». — Виталий, с чего началась ваша работа на «скорой»? — В «скорую» я пришёл в 2013 году. Сперва просто думал поработать водителем, причём временно. Помню свою первую машину – «буханку» 2009 года выпуска, сильно побитую на местных дорогах, и свою первую поездку – к мужчине с травмированной ногой в Новобачатах. Я долгое время помогал таскать больных на носилках, пока мне не объяснили, что машину бросать не стоит. Разные попадались пациенты, порой приходилось и защищать от них фельдшеров и медсестёр. У нас же в основном женский коллектив, а к ним могут и пристать, и напасть. Особенно по праздникам: людям в это время – веселье, а нам – горе! — Есть ведь такие «нехорошие квартиры», где медиков и запереть могут… — Да, есть чёрный список. Игнорировать вызовы по этим адресам мы не можем. Но я заметил, что когда в составе бригады есть мужчина, эти буяны почему-то ведут себя очень тихо и на людей не кидаются. В этом я убедился, когда сам стал сперва медбратом, а потом фельдшером. — А почему решили получить медицинское образование? — Потому что понял, что мне интересна эта работа. У меня не было такого, чтобы я просыпался и сожалел, что сегодня опять проведу день в разъездах по городу и району. К тому же, захотелось уже и самому помогать людям! Поступил в 2015 году в беловский филиал Кемеровского медколледжа. Никому на Станции «СМП» не говорил, но потом всё открылось: наш начмед Яков Владимирович Гуров тоже ведь преподаёт в медколледже! Коллеги поначалу удивлялись: на их памяти это был первый случай, что водитель «скорой» решил стать медбратом… Всего учился 7 лет, от сестринского этапа до лечебного. Занимался я честно, даже мыслей не было покупать себе образование. Мне ведь знания нужны для спасения людей! Старался набраться практического опыта. По договорённости с врачами неофициально посещал лечебные процедуры, а став в 2020 году медбратом, сразу же поехал работать в ковидный госпиталь в больнице №29 г. Новокузнецка. Потом была полугодовая работа в гурьевском ковидарии, причём в реанимационном отделении. Так что в беловскую «скорую помощь» я вернулся с хорошими навыками. А с 1 февраля 2023 года стал полноценным фельдшером. — Что больше всего вам памятно? — Помощь шахтёрам, пострадавшим при взрыве на «Листвяжной» в 2021 году. Этот случай я близко принял к сердцу, наверно, потому что отец Василий Валерьевич Воробьёв тоже работает на шахте, только на «Чертинской-Коксовой». Мой экипаж приехал туда одним из первых, вместе с МЧС. Шахтёров положили в коридоре здания АБК, мы оказывали им первую помощь, вкалывали антидот ацизол от отравления угарным газом. Потом по приказу ВГСЧ повезли четырёх горняков в Центр охраны здоровья шахтёров в Ленинске. По дороге подключили их к кислородным ингаляторам: в нашем «Форде» было всё необходимое. Вторую партию пострадавших переправили уже в больницу №8, потом повезли на шахту кислородные баллоны и наркоз для реаниматологов из больницы №1, и т.д. Работали и с родственниками погибших, стараясь както помочь, успокоить (привезли им корвалол). В моей работе было немало памятных моментов. Недавно вот впервые принял роды у молодой женщины из деревни, которая никак не наблюдалась во время беременности. Наверно, решила, что для четвёртых родов это уже не нужно! Такие вот случаи я помню, а вот лица пациентов быстро забываю. Порой со мной здороваются в городе, а я задумываюсь: «Кто это?». Наверно, просто невозможно запомнить, передо мной прошли тысячи людей. Поэтому заранее прошу прощения у пациентов, если встречу вас в городе и не узнаю! — Бывало такое, что ваша помощь прямо спасала человека от смерти? — Да, вот совсем недавно был случай в Бабанакове. Мужчина, который раньше не жаловался на сердце вдруг почувствовал боль в груди. Терпел около девяти часов, думая, что пройдёт. Когда стало совсем невмоготу, жена вызвала нас. При инфаркте главное – его диагностировать. Ага, есть клинические признаки: смешанное дыхание, бледность, боль в грудине. Но в 80% случаев такая боль объясняется простым хондрозом. Многие ошибочно думают: колет слева в груди, это сердце прихватило! Мы тут же подключили портативный э л е к т р о к а р д и о г р а ф, плёнка подтвердила подозрение. Провели обезболивание морфином через поставленный катетер и повезли в кардиологическое отделение. Боль не совсем прошла, пришлось в дороге ещё добавить сибазон. Человек остался жив. Это я описал типичный случай, каких немало. Знаете, каждый раз в конце смены, когда еду домой и понимаю, что кого-то спас, то радуюсь. Это чувство мотивирует работать дальше! — Случалось помогать людям в нерабочее время? — Я стараюсь никогда не проходить мимо, если вижу, что кому-то плохо. Однажды ехал по своим делам по Новокузнецку и заметил место ДТП. Рядом сидел мужчина с окровавленной головой. Я остановился, предложил помощь. «Скорую» уже вызвали, но я обработал рану, сделал асептическую повязку (в моей аптечке есть всё нужное), дождался коллег. — Первая помощь может навредить человеку? — Увы, такое часто случается. Например, потерявшего сознание человека трясут за грудки, а ведь у него могут быть внутреннее кровотечение или черепномозговые травмы, которые от этого только усугубятся! Люди увидели в Интернете какие-то советы по первой помощи и пытаются их применить. Эпилептику во время приступа засовывают в рот железную ложку, и он крошит об неё зубы. Пытаясь провести непрямой массаж сердца, ломают пострадавшему рёбра. Стараются вытащить зажатого после аварии в машине, причиняя ему дополнительные травмы, и т.д. Лучше всего оставить пострадавшего, где вы его нашли, оптимально в положении лёжа на спине, повернув ему голову чуть вбок, чтобы он не захлебнулся рвотными массами или кровью, поддерживать морально до приезда «скорой». Тот же жгут накладывайте, только если у вас есть навыки. Оставите на слишком долгое время – и может закончиться ампутацией конечности! — Не было мысли стать военным фельдшером? — Я отслужил в армии и считаюсь военнообязанным. Осенью приходила повестка, но пока что оставили работать здесь. Однако, если понадобится, то пойду и буду без колебаний помогать раненым, как один из моих коллег, который сейчас служит в армии. Ведь фельдшер и переводится с немецкого как полевой врач! Олег БЫКОВ. Фото Вячеслава СВЕТЛИЧНОГО.

224 Количество просмотров